Эмоции “триады враждебности” и их отношение к агрессии

Страница 2

Таблица 7:

Значение гнева, отвращения и презрения для социума и их роль в возникновении агрессии

Гнев

Отвращение

Презрение

В эволюции - важное значение для выживания: активная самозащита. В настоящее время необходимость этой функции практически отпала, за исключением редких случаев самозащиты или защиты близких. Нападение в гневе - нарушение юридического и этического кодексов и карается законом.

Отвращение, сопряженное в гневом, может быть очень опасным, т.к. гнев может вызвать “нападение”, а отвращение - желание “отделаться”. Отвращение, направленное на самого себя, понижает самооценку, вызывает самоосуждение.

Основная эмоция во всех видах предрассудков; самая “холодная” эмоция триады враждебности; отстраненное переживание, побуждающее к агрессии, проявляющейся в хитрости и обмане; может стать мотивом убийства и массовых уничтожений людей, так называемых, “хладнокровных убийств”.

На фоне приведенных характеристик эмоций гнева, отвращения и презрения просматривается их связь с агрессией и враждебностью. Гнев, отвращение и презрение входят в комплекс враждебности, но не равны ей, т.к. враждебность состоит из ряда различных взаимодействующих эмоций (это могут быть не только эмоции “триады враждебности”, но и такие эмоции, как, например, зависть, ревность), влечений и аффективно-когнитивных структур. Враждебность рассматривается как сложное мотивационное состояние. Агрессия же представляет собой поведение, физический акт, который может стимулироваться и поддерживаться эмоциями, входящими в комплекс враждебности. Необходимо отметить, что под физическим актом мы понимаем также и речевой акт. Цель агрессивного акта - причинение ущерба в самом широком смысле слова, ибо ущерб может быть как физическим, так и психологическим.

Однако такое разделение агрессии и враждебности представляется ясным только на первый взгляд. Сложности начинаются с того, что между внешними проявлениями враждебности и агрессии (выражение лица, голос, пантомимика) существует значительное сходство. Даже невербальное выражение гнева, отвращения, презрения, либо враждебности в целом может причинить объекту эмоции психологический ущерб. Возникает вопрос: рассматривать такое действие как агрессию или как проявление враждебности? Здесь, на наш взгляд, целесообразно придерживаться понятия намерение, и если психологический ущерб был причинен преднамеренно, то перед нами - случай агрессии.

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующий вывод о соотношении враждебности и эмоциональной агрессии: эмоциональная агрессия в целом определяется враждебностью (Изард,1980:302), в комплекс которой в свою очередь входят эмоции гнева, отвращения и презрения, но проявления враждебности не всегда приводят к открытой агрессии. Враждебность стимулирует и усиливает агрессию, но агрессивный акт может оказать на враждебность и обратное влияние, т.е. ослабить ее. Таким образом, в сферу нашего внимания попадают не только перечисленные в предыдущем разделе виды эмоциональной агрессии, но и проявления враждебности, которые могут привести к агрессии, и следовательно, соотношение эмоция-стимул

®

невербальная агрессия

примет следующий вид: эмоция-стимул

®

враждебность

®

(невербальная агрессия)

.

Общеизвестно, что невербальное поведение превосходит язык в своей способности раскрывать эмоциональные состояния. Это более непосредственный и более надежный канал связи, чем слово, оно прямо обращено к эмоциональной сфере партнера по коммуникации. Но в художественном тексте, а именно описания невербальной эмоциональной агрессии в художественном тексте интересуют нас в первую очередь, “язык тела” переводится на “язык слов”, и слова, по мнению К.Бурке, “будучи связкой между вербальным и невербальным, одновременно являются экраном, отделяющим нас от невербального”. Описания невербальной эмоциональной агрессии в художественном тексте, по нашему мнению, не просто демонстрируют нам стереотипы невербального выражения агрессии в той или иной культуре, они являются носителями эмоциональных концептов, в них закодировано представление человека-носителя данной культуры об эмоциях-стимулянтах агрессии и о самом агрессивном поведении. Однако перед тем, как перейти к практической части нашего исследования, то есть к анализу лингвистического отражения невербальной эмоциональной агрессии в текстах художественной прозы, необходимо определить место невербальных компонентов коммуникации в проявлении агрессивных состояний человека.

Страницы: 1 2 

Рекомендуем посетить:

Юность: эго- идентичность – ролевое смешение
Юность, на которую приходится пятая стадия в схеме жизненного цикла Эриксона, считается очень важным периодом в психосоциальном развитии человека. Уже не ребенок, но еще и не взрослый (от 12- 13 до примерно 19-20 лет в американском общест ...

Концепция Э. Эриксона
Эриксон относится к числу тех последователей Фрейда, кто сумел критически переосмыслить некоторые положения его концепции. В своих взглядах на развитие придерживался так называемого эпигенетического принципа: генетической предопределеннос ...

Этические проблемы в работе супервизора
Деятельность супервизора направлена к достижению таких гуманитарных и социальных целей, как благополучие, здоровье, высокое качество жизни, полное развитие индивидов и групп в различных формациях индивидуальной и социальной жизни. Посколь ...